?

Log in

No account? Create an account
святая простота [entries|archive|friends|userinfo]
Александр Беляев (Шумяцкий)

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

стихи 2016 года (лето-осень-зима) [Jan. 6th, 2017|05:37 pm]
Александр Беляев (Шумяцкий)
          * * *

          Всматриваясь в тишину
          Вслушиваясь в кроны сосен
          Изготовился ко сну
          Отошёл          но сон не сносен

          Заходил издалека
          Неуклюжий душный жаркий
          Кавалер грузовика
          К проспиртованной кухарке

          Норовил пойти со дня
          На день          грозы стороною
          Проходили           у меня
          Свои счёты с тишиною

          От матёрого ерша
          Со вчерашнего соловый
          Спит работник гаража
          Спит работница столовой


          * * *

          Бутылка с водой в ожиданье цветка
          Стекло зеленеет    вода преломляет
          Лучи проходящие в виде пучка
          Сквозь воду и это меня вдохновляет
          И сосны которые сходятся на
          Участке на тёмной границе сознанья
          И сна и сознанья и сна и созна-
          Сосна за окном и вода в ожиданье


          * * *

          Сложен лиственный узор
          У коры рисунок труден
          Край извилистый    зазор
          Сон под утро беспробуден

          Беспредметен разговор
          Неприметен собеседник
          Ненасыщенный раствор
          Неприятный заповедник

          Короед в стволе сосны
          Галлица на листьях дуба
          Угнездившиеся сны
          Засыпай моя голуба


          * * *

          Хлопотливый стук подошвы
          Аплодирующей пятки
          Старый сад остался в прошлом
          Я в саду играю в прятки
          Книгу толстую читаю
          В ней описана тревога
          Я иду искать                считаю
          Что нашёл не так уж много


          * * *

          Сначала яблоня, потом велосипед,
          А после дождь, и много мокрых капель,
          А вместо завтрака, и что там на обед –
          Крылатость ласточки, похожая на скальпель,
          И дегустация дешёвого вина.

          Гербарный сбор ложится в ежедневник,
          Где колокольчики, купена (купена?)
          И орхидея под названьем «дремлик».


          * * *

          Яркий ночной фиолет фонаря
          Аура нимб или облако газа
          Высветит зрению зрящему зря
          Зримую область в окрестностях фразы
          Мокрую яблоню куст бузины
          Ржавую крышу понурой беседки
          Звуки которые плохо слышны
          Будку с собакой и в миске объедки
          Прочие вещи и тени вещей
          Не настоявшийся ненастоящий
          Отсвет слепящий среди вообще
          Неописуемой местности спящей


          * * *

          Если ад – это место, где нет никакого рая,
          То такие места вообще-то не выбирают.

          Если рай – это место, где нет никакого ада,
          Можно выбрать рай, и жена будет очень рада.

          Но бывают дни, когда выбор неочевиден,
          Помутневший разум в тонкости не вникает,

          Ничего не знает, удел его незавиден,
          И вопрос о выборе даже не возникает.


          * * *

          Давай изобретём театр:
          Костюмы, реквизит,
          Наймём карету и фиакр
          И нанесём визит.

          И будет Брехт и Дюрренматт,
          И Данте, и Шекспир,
          И будет шах, и будет мат,
          Кратил, и Федр, и Пир,

          Платон, Бретон, Арто, Кокто,
          Двенадцатая ночь,
          И всё не так и всё не то,
          Ануй, Гренуй и проч.

          Взлетим на сцену: взад-вперёд,
          Вверх-вниз, балкон-буфет,
          И зритель сразу всё поймёт
          И скажет: чо за бред!?


          Опрокинутый лес
          /по Сэлинджеру/

          Приблизительное утро малодушия,
          А позднее – человек на карусели.
          Он мяча боится, гениально слушает,
          В ресторан вошли и у окна присели.
          Непролазный, не проверенный, покинутый,
          Не пойми во что ушедший с головой,
          Не пустыня, но огромный, опрокинутый
          Лес с подземною, пылающей листвой.


          Античка-методичка

          По одной из осей
          Отставной Одиссей
          Возвращается в дом бытия

          По другой из осей
          Пенелопа по сей
          День (и ночь) устаёт от шитья

          На арго старый хрен
          Посылает сирен
          Суки Сцилла с Харибдой ему

          Не смыкая колен
          Предлагают свой плен
          Мутят воду морочат корму

          Сколько можно блуждать
          Или больше не ждать
          Старый Аргус погрыз тетиву

          Заправляет постель
          Отправляет гостей
          И к Морфею склоняет главу

          Гомерический ржач
          Пенелоповский ткач
          Навсикая с подругами в мяч

          Исторический матч
          Колыбелька кач-кач
          Осевая симметрия мачт


          * * *

          Меня пугала несоразмерность
          Хранилищ книжности магазинной
          Где я проваливался в безмерность
          На полки с памятью мнемозинной

          Меня устраивала укромность
          Пространства личного кабинета
          Где я исследовал монотонность
          Конца зимы и начала лета


          * * *

          Наш философский диалог
          Ничем, mon dieu, не гарантирован.
          Земля уходит из-под ног,
          И даже бог прокомментирован.

          Пройдите в первый же этаж
          Разбитого второго корпуса:
          Здесь отутюжен «Отче наш»,
          И бессердечный автор «Corpus»-а
          Лежит в кармане пиджака
          Коллеги, сумрачного гения.
          Куда провалится мышление?
          К чему потянется рука?

          Я буду говорить о технике…
          Ну-да, ну-да, такими темпами…

          Я буду говорить о букве…
          Опять о ней! Вы что, опухли?

          В порядке многолетней практики
          Мы философствуем на практике,
          В душе дерзая к горизонтам,
          А телом – к выпивкам, ремонтам
          Дорожным, переменным, функциям,
          И – опа! – здравствуй, деконструкция:
          Канализационный люк.
          Не провалитесь, мсье Жан-Люк!


          * * *

   
             Я родился в год смерти Лолиты
                              С. Гандлевский
                Неужели все они Наташи?
                              М. Айзенберг


          Тень пятниста и кора смолиста
          Спит американская легенда
          В лапках пожилого импотента
          В сердце одного натуралиста
          Образцы нимфеток стопки комиксов
          Обручи рампеток корты паркинги
          Неразрывно связаны и слиты
          С горе-откровениями Гумберта
          С лучшими коллекциями Гарварда
          О чешуекрылые Голарктики
          Неужели все они Лолиты


          * * *

          Вот ведь подлянка
          Ёлка-моталка
          Рынок блошиный

          Думал гирлянда
          А это мигалка
          Патрульной машины
Link3 comments|Leave a comment

(no subject) [Jul. 18th, 2016|01:23 am]
Александр Беляев (Шумяцкий)

Жан Эффель и Херлуф Бидструп



1

Был Саваоф, и ангелы в халатиках, и Ной, и всё, что после Ноя
Ветхозаветно-чёрно-белое, адамоевное – цветное
В книжном шкафу, в гостях, на дне портфеля
Жило Евангелие и было от Эффеля.


2

…качаешь пресс, формуешь бицепсы,
Велишь жирам своим сгорать,
В итоге – классика по Бидструпу:
Садишься в шахматы играть.

Или ещё: со шлангом дяденька
Усердно клумбу поливает.
Пи-пи приспичило? Ну, батенька,
С кем не бывает!

LinkLeave a comment

(no subject) [Jul. 18th, 2016|01:20 am]
Александр Беляев (Шумяцкий)

* * *


пеночка-теньковка
тень на плетень
сделай мол остановку
туловище раздень
денься в густую травку
да-да   нет-нет
лето на склоне лет
володушка горечавка

LinkLeave a comment

(no subject) [Jul. 18th, 2016|01:19 am]
Александр Беляев (Шумяцкий)

* * *


Опять смотрю на самолёт
Ведь это просто невозможно
Как он танцует и поёт
Крылами машет осторожно

Как набирает высоту
И воздух синий заклинает
Запомнить чёрточку вон ту
Но воздух не запоминает

LinkLeave a comment

(no subject) [Jun. 5th, 2016|10:40 pm]
Александр Беляев (Шумяцкий)

В лицах вопрос

/Роберт Фрост,

подстрочник /


     Зимняя сова как раз успела совершить вираж
     И уберечься, не повредив оконного стекла.
     Её крылья внезапно расправились во всю ширь
     И ухватили остатки закатного вечера в рыжину
     При этом успев продемонстрировать исподнее
     Остекленевшим детям в оконной раме.


Комментарий к сове

Это потрясающее стихотворение (опечатка-перчатка: стиховторение) требует слов о себе, они должны сказаться. Первое прочтение по впечатлению сопоставимо… нет, начинать надо не так. Не знаю, как. Оно захватывает своими когтями, цепляет, держит. Читатель (хорошо, пусть я) становится добычей, в этом первое условие успеха стиха: крепость его поэтической хватки, когтистость. Во-вторых: сама по себе сова – это уже достаточно сильно. Это София, мудрость, Афина, та смешная сова в Пушкинском у ног статуи – ты видела наверняка. Но не будем грубы: в Афинах эта сова быть может и не водится. В оригинале winter owl, буквально зимняя сова, и в голову первым делом приходит белая или полярная сова (англ. Snowy Owl, лат. Nyctea scandiaca). Правда, картинки в интернете на указанное сочетание возникают самые разные. Не берём в расчёт. Некая сова. Вопрос не менее животрепещущий: какого чёрта эта сова летит в окно дома, в последний момент тормозит перед стеклом (увидев своё отражение, т.е., другую сову, врага и конкурента?), совершает манёвр и уворачивается от столкновения? Что привлекает её в доме? Возможно ли такое в жизни, стоит ли за стихотворением жизнь, правдоподобие, реальный случай? Дети, находящиеся внутри дома, за стеклом, успевают разглядеть приближающуюся птицу, зрелище вообще-то страшноватое, белое приведение, в закатных лучах её белоснежные перья окрашиваются красным, дети видят совиное «пузо» в перьях, возможно, когти, хвост, подхвостье. Всё это зрелище длится секунду-другую, сова не может остановиться и зависнуть перед стеклом, перед детским взглядом, движение мысли стихотворения определяется аэродинамикой, при всей сомнительности орнитологии и этологии. Как это всё понимать? Ну, вот так, например. Таково мгновенное (и необъяснимое – «откуда ни возьмись») явление мудрости, знания, понимания, озарения – будь то знание о смерти (закат, красное, хищник), будь то мудрость вообще (всё же сова, хоть и полярная, возможно), будь то сокровенное и пусть даже сексуальное (низменное подхвостье, но и ангельское, в перьях, меж лап с когтями, непонятное, но сова здесь – явно самка, she). Таково же – связанное понимание, следующая трактовка – (по-) явление стихотворения, вообще говоря, если оно – запечатлённая мудрость, ощущение света, снега и непонятной опасности. То есть, тут есть всё необходимое для поэтического эффекта и воздействия: красивая сама по себе, к тому же символическая сова, опасность, загадка происходящего, вспышечная мгновенность события, и всё это перед лицом детей (именно детям (и поэтам) открывается мудрость, им видится чудесное, и им как раз обычно всё ясно и понятно, в отличие от взрослых), и всё это в шести строках, трёх рифмующихся двустишиях.



Три наброска на темы Фроста


1. Лёд и пламень // Fire&Ice

     Одни считают: мир сгорит в огне.
     Другие думают: мир околеет.
     И кто кого в том споре одолеет?
     Когда ж вы спросите меня –
     Я за сторонников огня.
     Но вдруг потом ещё одни кранты?
     Я, в принципе, за справедливость.
     Иду навстречу, говорю на милость:
     Сойдут и льды!


2. Входи [дрозд] // Come in

     Край леса         начало или конец
     Пенье дрозда слыхать
     Пока на поляне горел закат
     В чаще сгущалась тьма

     Птице слишком темно в лесу
     Тесно взмаху крыла
     Лучше бы ей ночью на жердь
     Или продолжить петь

     Остаток солнечного луча
     На западе отзвучал
     Но ещё немного живёт
     Песней в груди дрозда

     Всё выше в колонную тьму
     Уходит песня дрозда
     То ли зов то ли плач
     Уходящий во тьму

     Но меня не пускают звёзды
     Нет       мне там не бывать
     Даже если кто позовёт
     Но кто станет звать


3. Вопросы к полярной сове // Questioning Faces

     В последний миг она ложится на крыло
     И умудряется не разнести стекло.
     Раскрытых крыльев резкое движенье,
     Закатный рыжий свет на снежном оперенье
     Подхвостье, когти, пух, как на экране,
     Перед застывшими детьми в оконной раме.




Это стихотворение имеет два источника:

1. стихотворение Роберта Фроста «Questioning Faces» и

2. история об Олеге Генисаретском[1], рассказанная Дмитрием Веденяпиным в музее Пастернака в Переделкине 4 июня 2016 г.


      Олегу Генисаретскому, Роберту Фросту и их совам посвящается



     Они сидели молча за столом,
     курили, постепенно вечерело,
     вдруг он почувствовал, что в нём
     назрело то, что зрело.

     Больной вопрос: а ты философ, или так? –
     томил и мучал.
     Эпистемологический бардак
     наскучил.

     Тогда в груди он ощутил сову:
     сова проснулась, встрепенулась,
     достигла темени, произнесла «у-у»,
     и скрылась из виду, и больше не вернулась.
     Переглянулись. Видела? Угу.

     И как понять? Да очень просто:
     представь окно, и зимнюю пургу
     и всё такое, как у Фроста:

В последний миг она ложится на крыло
И умудряется не разнести стекло.

Раскрытых крыльев резкое движенье,
Закатный рыжий свет на снежном оперенье,

Подхвостье, когти, пух, как на экране
Перед остекленевшими детьми в оконной раме.





дело было здесь: http://wildimpatiens.weebly.com/10571058104810611048-an-sich/our-first-meeting




[1] История такая (передаю своими словами, хотя есть видео-запись, её легко отыскать). Как-то раз Олег Генисаретский сидел со своей женой на кухне. Был вечер. Они сидели на кухне, курили, разговаривали. Тогда (вероятно, уже значительное время) Олега мучил вопрос: становиться ему всё-таки философом, или нет. И вдруг он почувствовал, ощутил, понял, узнал, или ещё что-то – совершенно явно, как нечто естественное, совершенно объективное и несомненное – что у него внутри, где-то в районе солнечного сплетения, возникает сова, затем она постепенно поднимается к голове, вылетает из темени и скрывается из виду. По словам Генисаретского, его жена также видела ту сову, это было ясно по тому, как она на него посмотрела. Впоследствии Олег стал думать, что бы это могло значить, как это понимать: как то, что мудрость и знание окончательно его покинули?

Link8 comments|Leave a comment

(no subject) [Feb. 4th, 2016|05:00 pm]
Александр Беляев (Шумяцкий)

* * *

Ни с того, ни с сего мне подумалось: леер.
В самом деле, какое хорошее слово.
Я представил: крыло, паруса, складной веер
И другие приборы надземного лова.

Вслед за тем мне представился, собственно, воздух:
Необычный какой-то, совсем не обычный,
Не для вдоха и выдоха, а для бесхозных,
Неприкаянных, лёгких, безликих, безличных…

Путешествие может ещё получиться,
Продолжается стройка (раскроем газету).
Так, посмотрим, чему бы ещё поучиться?
Мы решительно не представляем предмета.

Перелётная старость гадает кроссворды.
Её память – корзина словесного сора.
Орды-хорды-аккорды-офорты-ботфорты.
Ей ещё далеко. Ей, покамест, не скоро.


* * *

Насколько я могу судить,
Здесь производится движение,
Которое производить
Смешно в подобном положении.

Без всяких видимых причин
Окрестность снегом завалило.
Учись у этих величин:
Будь снег, чтоб ему пусто было.

Уже разобрана постель,
А для непрошенных гостей
Уже расставлено капканов,

Ловушек снов и новостей
Из отдалённых местностей
От карликов до великанов.


* * *

Зима. Всё сказано. Итак,
Всё ледяное наше воинство
Не станет таять просто так,
Но только с чувством и с достоинством.

Весна. Всё стаяло. И то,
И это. Небо, облако
Остались, словно бы итог
Не подвели, а где-то около.

LinkLeave a comment

(no subject) [Feb. 2nd, 2016|05:39 pm]
Александр Беляев (Шумяцкий)

* * *

Докладчик пел из Шёнберга по нотам,
Квартет играл Адорно по ролям,
И за окном накрапывало что-то
Весеннее в преддверии февраля,
И оператор с одноногим глазом
Ловил момент, летал туда-сюда,
И на лету усаживалась фраза
На электрические провода.

LinkLeave a comment

презентация [Jan. 14th, 2016|02:58 pm]
Александр Беляев (Шумяцкий)
Друзья, в ближайшее воскресенье будет презентация серии поэтических книжек, куда вошли и мои "Листья гинкго".
Вот подробности: http://kultinfo.ru/nashi_meropriatia/2055/
Приходите, книжки на этот раз должны быть.
LinkLeave a comment

(no subject) [Jan. 7th, 2016|11:56 pm]
Александр Беляев (Шумяцкий)

* * *

Не передаются
Тёплые приветы
Тесные объятья

В силе остаются
Кофе сигареты
Сарафаны платья

Это состоянье
Счастья обещанье
Трепетные руки

Не для расстоянья
Не для завещанья
И не для разлуки


* * *

В этих поисках отдушины
Можно потерять себя
Все ли смыслы отшелушены
Отскобли себя скорбя

Но ведь есть ещё чудесное
Небеса замёрзший пруд
Водянистое древесное
Это самое вот тут

И звенящее трамвайное
И скрипящее в снегу
Выдай явное за тайное
И живи себе    угу

Link4 comments|Leave a comment

(no subject) [Jan. 7th, 2016|05:54 pm]
Александр Беляев (Шумяцкий)

* * *

Новых зданий силуэты
Плотно двери на засов
Лето красное пропето
По сигналу из низов

Лифт расстёгивает шахту
Для непрошенных гостей
И на лестницах барахты
То есть бухты всех мастей

Вот нетрезвая особа
На ступеньку прилегла
Не гнушаяся особо
И не спросишь где была

Стойкий запах туалетной
Клетки лестничной воды
Зайка серый безответный
Со следами. Вот следы.


* * *

Цепкою лапкой
Крепится к ветке
Вещая птица

Клювом по клетке
Тюкает свищет
Цевкой цевницей

Глазом косится
Будто что ищет
Посвист поверье

Первостепенных
Второстепенных
Маховых перьев


* * *

Снег заполняет пустые ниши
И лежит сам себе нездешний
Всеобъемлющий и всевышний
Крибле-крабле где крабьи клешни?

Что за празднество без салюта?
Без петарды без фейерверка?
По прогнозам морозы люты
По инструкции   стой   проверка

Жить во тьме и ходить по струнке
Света белого мы не любим
Есть ли тень на твоём рисунке
Покажись мы тебя отрубим

Link2 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]